* *


Железный привкус пустых качелей как привкус крови,
Защитный прикус упрямой распри в разбитом детстве.
Моя родная, да что еще нам осталось, кроме
 Воспоминаний, лишенных гения и злодейства?
-Ты помнишь город, ты помнишь имя? 
-Да-да, постой-ка…
Дорога вышла куда опасней, зато прямее.
И ты не станешь уже, наверно, святой такой-то.
Меня не спросят, а я б сказала: "Она сумеет".
И я не стану ни капитаном и ни пилотом,
Скорее, грузом, скорее, груздем и пассажиром,
Который едет себе куда-то, не зная, что там.
Пока не скажут "пока", "покеда", "пакуйся с миром".
Но, черт, какие у нас рассветы, потом – закаты, 
какое небо – оно не менее чем седьмое.
Но если ты их сейчас не видишь, то как же я-то
 С моей привычкой к чужому краю, чужому морю?

Лена Берсон, Израиль, 2016

Оставить комментарий

Имя *
Электронная почта *
Текст комментария
Введите капчу * abc48fac2a41eba55a44285d9a85be16

Действие