ЁЛКИ-ПАЛКИ


 ЁЛКИ-ПАЛКИ


Это была уже третья ее беременность. Две первые закончились столь плачевно, что и вспоминать-то не хотелось. Выкидыш, рождение мертвого ребенка – есть с чего сходить с ума! Врачи были настроены откровенно пессимистично: если не сможет выносить и этого ребенка, хотя бы до семи месяцев, детей уже не будет никогда. Не слишком радостное утешение для женщины, не способной думать ни о чем другом, кроме страшной вероятности потерять и последнюю надежду.

Хорошо, что рядом все эти месяцы томительного ожидания был он. Мужчина, становившийся для нее, то заботливым отцом, то верным другом, то нежным возлюбленным. Вселял такую уверенность в благополучном исходе, что страхи улетучивались. Но стоило остаться одной, как они возвращались, чтобы терзать с новой силой. Не мог же он, бросив солидное предприятие, проводить с нею 24 часа в сутки. Оставляя дома одну, не мог спокойно работать. Вздрагивал от любого звонка, по десять раз набирал домашний номер и от всех, входивших в кабинет, ждал плохих вестей.

– Тебе нужно переключиться на что-то, расслабиться, отдохнуть у телевизора, полистать журналы, поболтать с подругами... Мало ли фантазий у беременных женщин, я выполню любой твой каприз!

Она перепробовала все – от пасьянсов до 12-ти часового сна. Ей не хотелось ни черной икры, ни снежного мела, ни горького, ни соленого, ни сладкого, ни терпкого. НИ-ЧЕ-ГО. Она сходила с ума от страха за еще не родившегося малыша, и ничего не могла с собой поделать.

Забравшись в огромное велюровое кресло, закрыла глаза. Неожиданно комната наполнилась знакомым запахом. Ну, конечно, возле домика на Черноморском побережье, где отдыхали полгода назад, росли необычайно красивые растения. Они источали горьковатый аромат, а широкие пластиночки больше напоминали листы. Удивительно было наблюдать, что изумрудно-зеленые хвоинки осыпались не поодиночке, а вместе с веточками. Получался благоухающий «ветвепад». В холодной Москве, куда они вернулись через месяц, узнала, что ждет ребенка... Она открыла глаза и прошептала сквозь слезы: «Я хочу елку...»

Сначала он несказанно обрадовался: наконец-то хоть что-то пожелала, а потом сник: где в середине мая в столице отыскать елку, именно ту елку, что росла в Пицунде? Она не могла и сама толком объяснить, почему ей нужна была именно арукария, а не что-то другое. Казалось, вместе с терпким смолистым запахом вернутся счастливые мгновенья прошлого, она успокоится, и эта безмятежность передастся плоду их любви.

Прошло десять дней, и однажды ранним утром ее разбудил смолистый аромат. О, чудо, в огромной дощатой кадке посреди комнаты стояла ель! Ветви арукарии располагались правильными горизонтальными кругами и густо покрывали ствол изумрудно-колючей хвоей.

Малыш появился на свет в положенный срок. Розовощекий, крепенький здоровячок. Казалось, он с удовольствием слушает папины рассказы о том, как они украсят елочку под Новый год. И безмятежно засыпал под мамину колыбельную, вдыхая освежающий запах арукарии. Должно быть, ему снился экзотический берег далекой Пицунды, в которую его непременно свозят родители.

Оставить комментарий

Имя *
Электронная почта *
Текст комментария
Введите капчу * 8afe6ab120b9d0b253a4f89625635ce7

Действие