Миф о бывших курильщиках

25 августа 2014 (00:09)


Существует убеждение, что бывшие курильщики якобы очень завидуют тем, кто всё ещё не бросил.
Так ли это на самом деле, выясняет chelya в интервью с бывшим курильщиком с 17-летним стажем.


Одним из наиболее распространенных мифов о курении, в котором наиболее убеждены курильщики, является «миф о бывших курильщиках». Назовем его так.

Суть мифа состоит в том, что бывшие курильщики, в большинстве своем являющиеся серьезными противниками курения, на самом деле ведут себя так исключительно по причине зависти к курильщикам. Утверждается, что им так хочется курить, у них как будто бы сводит зубы, челюсти, скулы и язык, от желания закурить, и что единственный способ, которым они могут бороться с этим желанием — это сосредоточиться на воинственном отношении к курению.

Необходимо сказать, что конкретная трактовка мифа может отличаться различными тонкостями и особенностями, связанными с социальной средой обитания и мироощущения конкретного курильщика, но сама логическая цепочка мифа «бывшие курильщики против курения потому что, они завидуют» в подавляющем большинстве случаев остается неизменной.

Я пишу в «подавляющем большинстве случаев», исходя из общего понимания того, что никогда и нигде не бывает 100-процентного единства мнений по какому-то вопросу. Ну, просто потому, что невозможность этого единства мнений заложена в человеческую природу.

Так что, я почти уверен, что курильщики, не верящие в этот миф, существуют. Только...

Из числа моих знакомых, такие курильщики мне не знакомы. Более того, в семнадцатилетнюю бытность мою курильщиком, я и сам верил в этот миф больше, чем в любые другие мифы о курении. Картинка для привлечения внимания, которую я нашел на просторах этих ваших интернетов, как бы кричит о том, что думает курильщик о бросившем курить.

Но будет несложно догадаться, почти все остальные мифы о курении, этот миф является лишь оправданием своей привычки и не желанию прислушиваться к чужому мнению, и не имеет ничего общего с реальным положением дел в подавляющем большинстве случаев.

Опять же, я говорю о «подавляющем большинстве случаев», поскольку вполне допускаю существование бывших курильщиков, которых тяготит их нынешнее положение, которые мечтают о сигарете и т. д., и т. п. Но, во-первых таких бывших курильщиков я не знаю (включая самого себя), а во-вторых, я практически уверен, что такие бывшие курильщики со временем теряют приставку «бывший» и возвращаются «в родные пенаты» табачной зависимости.


Сегодня я попытаюсь объяснить почему это все-таки миф. Для наглядности, я попробую построить пост в виде FAQ’а, или, интервью с вампиром бывшим курильщиком, если угодно. Бывшие курильщики, которые могут дополнить ответы на прозвучавшие вопросы, приглашаются в комментарии.

Итак, как обычно, перекрестясь, приступим.

Вопрос: Какой твой стаж курения? Сколько ты выкуривал? Что курил?


Ответ: 17 лет и 1 месяц. Я начал курить 1 сентября (день знаний, да) в 14 лет и последнюю сигарету выкурил в день Веры, Надежды и Любви (30 сентября) в 31 год. К тому моменту, как я закончил курить, я выкуривал от одной до двух пачек ежедневно. Обычно около полутора пачек в день. В «хорошие» дни (например, на рыбалке), бывало и по три пачки уходило. На протяжении всего периода времени — что я только не курил. Под конец преимущественно Chesterfield и Marlboro. Но совсем не гнушался, ни Примой, ни Блядомором Беломором, ни совершенно ужасным китайским табаком (Прима нервно курит в коридоре). В общем, курил, все что дымило и поставляло никотин в мой организм.

В: Почему ты бросил? Как это произошло? Насколько это было сложно?


О: Строго говоря я не бросал. Точнее я пытался бросить несколько раз (с привлечением конфеток, жвачек и книжки Алена Карра), но каждый раз безуспешно. А так, получился своего рода «эксперимент». Как-то так сложились обстоятельства, что я физически не имел возможности покурить на протяжении более суток. Ближе к двум суткам даже. Причем также я не имел возможности поспать. Вот просто внешние ограничения, возникшие в этот период, не давали возможности закурить. Не буду сейчас останавливаться подробно на том, что это было конкретно — ничего особо серьезного и значимого — но так вышло, что почти двое суток я был без сна и без сигарет.

Потом, когда возможность купить сигарет появилась, мне настолько хотелось спать, что я не пошел в магазин за сигаретами, а свалился в кровать. Наутро, когда я встал, мне сильно хотелось курить. Но по ряду причин я решил, что прямо сейчас не лучшее время, и я куплю сигарет, когда приеду на работу. Ну, какая разница, собственно, уже больше двух суток не курил и терпел, можно подумать, что еще пара часов сделает какую-то разницу. Зато потом, я с еще большим удовольствием покурю.

И вот, наконец, когда я был на работе, и дойти до бара, купить сигарет было делом одной минуты и я уже собирался это сделать, во мне проснулся червь сомнений.

«Челя,» сказал червь, «а ведь идут уже третьи сутки, как ты не куришь. Никогда до этого, начиная с того момента, как ты впервые сел за баранку этого пылесоса засунул в рот никотиновую палочку, так долго ты не держался. И, прошу заметить, ты по-прежнему жив, здоров, в меру упитан, и даже никого не убил. Да, курить, конечно, хочется. Очень хочется. Но даже спустя двое суток, при имеющейся возможности в любой момент закурить, ты вполне себе способен это желание перетерпеть. А потому, Челя, сделай милость. Проведи над собой эксперимент — сколько ты по-честному можешь прожить без сигареты. Именно по-честному. Когда все, каюк. Когда ни о чем другом, кроме сигареты думать будет нельзя, когда начнется настоящая (а не мифическая) ломка по сигарете, ты пойдешь — и купишь сигарет и с удовольствием покуришь».

Я пошел на поводу у червя. И решил проверить себя. Нет, не свою силу волю — сколько я смогу продержаться и не курить. А именно то, что я написал выше — когда наступит тот момент, когда невозможно будет представить жизнь без сигареты. В том, что он наступит — я не сомневался.

А он, зараза, так и не наступил. Более того, еще через пару дней, я стал замечать, что о сигарете я думаю все меньше. А через неделю — то, что я о сигарете вспоминаю, только как собака Павлова. В моменты, не знаю, как их правильно назвать, потому назову «якорями». Т. е. я семнадцать лет выходя на улицу из помещения закуривал. Каждый Божий день. Всегда. Соответственно, когда я выходил на улицу, рука инстинктивно тянулась к карману, где должны были лежать сигареты. Но было достаточно только коснуться пустого кармана, как воспоминание о сигарете снова уходило. И это было через неделю. Через месяц уже не осталось даже этого.

В: Ну, так, наверное, у тебя просто организм такой. Не все курильщики способны так легко бросить. Физически. Это особенности устройства организма.


О: Нет. Я «бросал» курить за семнадцать лет раз пять точно. Может больше. И каждый раз я сдавался, максимум, через сутки. И был уверен, что мне никогда не бросить. Потому что мой организм он такой. Сильно зависит уже от никотина. Слишком сильно. Бросить физически невозможно. Я не способен легко бросить. Я был в этом уверен после пяти (или больше) попыток «бросания». И на тот момент, когда сложилась описанная выше ситуация, я даже не пытался думать о том, чтобы бросить. Я смирился с тем, что, как черно шутят онкологи: «у всех курильщиков будет рак легкого, но не все до него доживут». И когда я заключал договор со своим червем сомнений, я был уверен, что долго мне без сигареты не протянуть.

В юности (это те самые «лихие 90-е»), я по лезвию бритвы прошел мимо героина. Наверное, кстати, за это я могу поблагодарить как раз курение. Я уже тогда первый раз пытался «бросить» и первый раз столкнулся с невозможностью это сделать. А потому я и не стал пробовать герыча, хотя соответствующих возможностей у меня было хоть отбавляй — я понимал, что коль уж я не могу отказаться от сигареты, то героину мой слабохарактерный организм и подавно проиграет. А потому лучше не связываться.

Но я видел и «перекумаривающихся» людей. И героиновые ломки лицезрел. И даже «переламывание насухую» наблюдал. И видел, что некоторые люди перекумаривались, и даже переламывались, и потом даже единицы из них, но становились полноценными членами общества. Я не могу ручаться на сто сорок шесть процентов, ибо самому мне не приходилось проходить через первое, но я почему-то уверен, что пройти ломку героиновой зависимости, и перетерпеть желание курить — вещи из несколько разных галактик.

Не так давно, я наткнулся на некий пост на форуме, который без единой ссылки на реальные медицинские исследования, но с использованием медицинских терминов, доказывает, что да, действительно, может быть различная степень зависимости от сигареты. Что существуют различные механизмы поступления никотина в кровь, зависящие от того как человек курит, и от этого, с учетом физиологических особенностей организма, может быть различная сила зависимости. Хорошо, что я не прочитал этого тогда. Иначе тут же принял бы на веру и на вооружение.

Но вот, какое наблюдение (и не только мое). Боинг-747 вмещает порядка 500 человек. Среди них с очень большой долей вероятности, не менее 20 курильщиков. Время полета из Владивостока в Москву — 9 часов. Или, допустим, из Москвы в Нью-Йорк около 10 часов. Или, в Токио около 10-11 часов. Ну или возьмите любой другой более-менее длительный рейс. Для курильщика, типа того, которым был я, необходимая доза была, примерно, две сигареты в час. Если допустить, что, действительно, существуют такие курильщики, чья физиологическая зависимость от сигареты настолько сильна, что они физически не в состоянии от нее отказаться (как доказывалось в том самом посте на форуме), то на исходе полета во Владик, такой курильщик, недополучив за время полета дозу в 18 сигарет (почти пачка!), должен уже биться в конвульсиях и ломке. Внимание, вопрос — вы видели хотя бы одного такого, реально бьющегося в конвульсиях курильщика, который вовремя не получил 18 доз своего наркотика во время длительных перелетов? Я — ни одного.

Поэтому, я, основываясь на собственном опыте неудачных попыток бросания и удачном «эксперименте», могу немного перефразировать изречение про устройство организма.

Не все курильщики способы быть полностью честными сами с собой. Не все курильщики способы по-честному потерпеть до того момента, когда желание курить станет совершенно невыносимым. Когда по-честному в жизни не нужно будет ничего другого, кроме сигареты.

Потому что если именно по-честному, такой момент никогда не наступит. А если заниматься самообманом... Ну, тут все возможно. И я в этом уверен. В том числе и потому, что тоже верил в то, что мой организм — особенный. И мне никогда не удастся избавиться от никотиновой зависимости. Потому что, это особенности организма. Кому то бросить проще, кому-то сложнее, кому-то невозможно. Лет десять назад я был уверен, что я отношусь к последним.

В: Ты говоришь, что пытался бросать по книжке Алена Карра, но не получилось. Это плохая книжка?


О: Да нет. Книжка хорошая. Просто конкретно на меня она не произвела нужного эффекта (чем лишний раз убедила меня в том, что моя физиология не позволит мне бросить курить). Но я знаю, как минимум двух человек, которые прочитав эту книжку курить таки бросили. Еще одного, который бросил, а потом снова начал, и еще одного, на которого эта книжка, как и на меня, не произвела должного впечатления. Так что, прочитать ее, как минимум, лишним не будет. Хотя, я читал два раза и оба раза «мимо».

В: Ладно. Теперь от того, как ты бросил перейдем к тому, как ты относишься к курению сейчас. Бывают иногда моменты, когда хочется закурить?


О: Скорее нет, чем да. В какие-то моменты, когда сойдутся вместе сразу несколько «якорей», которые я описал раньше (ну, например, когда я в мороз выхожу на улицу, в раздраженном только что случившимися событиями состоянии, будучи немного под градусом и еще какими-нибудь факторами, при которых я в свое время обязательно закуривал), у меня возникает нечто такое, фантомное, про сигарету. Но это нельзя назвать желанием закурить. Просто, как некоторый привет из прошлого.

В: А пробовал курить после этого?


О: Пробовал. Исключительно из любопытства. Электронную сигарету. Когда был курильщиком никогда не пробовал сей шайтан-машины. Исключительно из любопытства сделал одну затяжку. Закашлялся, отплевывался. Ничего похожего на «удовольствие» не испытал. Только наоборот.

В: Хорошо. А по ночам снится что ты снова куришь?


О: Да. Снится. В кошмарах. Причем, сценарий этих снов каждый раз примерно одинаковый. Я где-то с друзьями юности, мы сидим. Пьем, общаемся. И в какой-то момент, я лезу в карман за сигаретами и закуриваю. И каждый раз просыпаюсь в холодном поту с мыслью: «Зачем?! *****, ну ЗАЧЕМ?!». И только удостоверившись, что это был сон, снова спокойно засыпаю.

В: То есть ты крайне негативно относишься к курению?


О: Да, разумеется. Вопрос риторический. Можно ли положительно относится к процессу, от которого исключительно отрицательные последствия? Можно самого себя обманывать, когда ты сам курильщик (чем я и занимался все эти семнадцать лет). Можно вешать лапшу на уши никогда не курившим людям — они могут и поверить. Но когда ты четко видишь разницу между «курить» и «не курить», отношение может быть исключительно негативное.

Реальную разницу между «курить» и «не курить» видит только бывший курильщик. Никогда не куривший человек, не может знать, что такое курить. Только составить какое-то мнение, основанное на рассказах курильщиков и бывших курильщиков. Но «представления» и «знания» это совершенно разные вещи. Абсолютно.

Курильщик в свою очередь уверен, что его жизнь ничем не отличается от того, какой она была бы, если бы в его жизни не было сигареты. Все изменения, происходившие с ним, по мере его втягивания в зависимость происходили медленно и постепенно. Курильщик абсолютно уверен, что они бы произошли и без участия сигареты.

А вот бывший курильщик, который курил многие годы и потом по тем или иным причинам перестал, эту разницу начинает видеть очень четко.

Чтобы не быть голословным.

В период с 20 до 30 лет, мне ставили диагноз «гипертоническая болезнь начальной стадии». Мое обычное давление было 130×80, нередко поднимаясь до 145×90 — 150×95, изредка — выше. Рекорд, который я помню, был 160 на сколько-то (не помню уже точно, но сотня вроде была «взята»). Лет в 28 что-ли.

Причин этого называлось много — сидячий образ жизни, лишний вес (что есть, то есть, не то, чтобы очень много, но все-же), неправильное питание, наследственность, «плохая экология» (я не буду сейчас говорить про безграмотность этой фразы). Ну и чуть-чуть — курение.

За последние пять лет мое давление редко превышает «среднекосмическое» 120×70. Максимально зафиксированное за эти годы давление — 135×80. Максимальное. При том, что образ жизни более подвижным не стал (а стал еще менее, ибо в силу смены места работы, сменил и формат передвижения — с общественного транспорта на личный), лишний вес остался (и, кстати, вопреки общественному мнению, существенно больше его не стало), питание тоже не исправилось, наследственность тем более никуда не делась.

Ну а «экология», как была «плохой», так ей и осталась (и да, именно «промышленная экология» является направлением моей профессиональной деятельности, поэтому от словосочетания «плохая экология» меня выворачивает наизнанку, а сигарету с промышленным предприятием я уже как-то раз сравнивал).

Как говорил Шерлок Холмс — если из всех возможных объяснений вы исключили все невозможные, то оставшееся объяснение — это единственное верное, каким бы невероятным оно не казалось. Дедукция.

В тот же период меня преследовал постоянный, непроходящий кашель. С самого утра и до позднего вечера. «Простудился», «аллергия», ээээээ, все та-же «плохая экология», были объяснением. За последние пять лет кашель у меня был только однажды, когда меня свалило острое респираторное вирусное заболевание. Продержался дня три, и прошел бесследно. Нет, вру. Еще раз пятьдесят, может больше, я давился чем-нибудь. Но тут кашель проходил за несколько минут. Ах, ну да. Еще упомянутый выше раз попытки затянуться электронной сигаретой.

У меня регулярно болела голова. «Метеозависимость», упомянутая «гипертоническая болезнь» и ее причины, «умственная деятельность».... Ну и т. д. Сейчас уже точно и не вспомню, когда у меня голова болела в последний раз.

Я могу продолжить список примеров. Начиная с ощущения, что во рту кошки насрали
(проблемы с зубами, с желудком и т. д., как это объяснялось раньше, и которые ВНЕЗАПНО исчезли одновременно с тем, как я перестал курить), повышенной раздражительностью (я и сейчас могу выйти из себя, спокойным меня назвать, наверное, нельзя, но раньше я мог взорваться вообще по любому поводу) и далее по списку.

И да. Перестав курить, я как-то понял, что единственной причиной этого всего было таки курение. И что, после этого понимания, я должен к курению относиться как-то иначе, кроме как негативно?

В: То есть ты негативно относишься и к курильщикам?

О: Нет, конечно. Я к ним (если только это не близкие мне люди) отношусь совершенно нейтрально. Даже без особо сочувствия. Это действительно их выбор. И именно своим правом выбора они (и я в свое время) всегда парировали любые упреки. Ну хочет чужой мне человек гробить свое здоровье и верить в самообман о том, что ему это нравится, не вредит и т. д. Ну его это право.

Другое дело, если речь идет о близких мне людях — родственниках, друзьях. Я, понимая вред курения, сам побыв в их шкуре, осознавая используемые самообманы, пытаюсь на них как-то повлиять. Мне бы хотелось, чтобы они были подольше живы-здоровы, да. Вполне нормальное эгоистическое желание в отношении близких людей.

В: Ну, хорошо. Ты хочешь сказать, что спокойно можешь общаться с курящим человеком?


О: Абсолютно. Более того, я регулярно общаюсь с курящими людьми. Даже стою в курилках. Меня это не напрягает. Запах табачного дыма меня не тревожит (наверное, иммунитет). Ну, пахнет и пахнет. В туалете тоже пахнет. Запах ароматизированного табака (типа Captain Black, или трубочного), даже вполне нравится.

Кстати, тут, пожалуй, кроется единственное преимущество курения, которое я не могу оспорить, и которое не является мифом, а истиной правдой. Многие вещи решаются именно в курилках. В курилках ты можешь получить информацию, на получение которой вне курилки затратишь большое количество времени и сил. Только в курилке возможно, чтобы мелкий офисный клерк или там менеджер среднего звена спокойно общался «за жизнь» с кем то из топ-менеджмента, вплоть до CEO международной компании, чьи акции торгуются на нью-йоркской бирже, например. Это возможно. Это правда. И это единственное преимущество курения, которое я не могу оспорить.

В общем, я иногда стою в курилках, присутствую при таких «важных разговорах в курилке», участвую в них. Только сам в этот момент не курю. И я не чувствую при этом какого-то дискомфорта. Я не хочу сам закурить и не вдыхаю жадно выдыхаемый курильщиками дым (как, возможно, думают некоторые из них), и я не задыхаюсь от присутствующего в воздухе табачного дыма.

При этом, я прекрасно могу понять людей, которым запах табака противен, неприятен. И это точно такое же их право не дышать табачным дымом, как право курильщика вдыхать его.

И да, мне достаточно часто приходилось быть свидетелем «сценок» в духе: «Вам мешает, вы и отходите». Сие не есть правильно, но это вовсе не говорит, о культуре всех поголовно курильщиков. Как, в свою очередь, просьба отойти в сторону и не курить в присутствии детей, высказанная в хамской форме, не говорит о культуре всех поголовно некурящих. Хамов в нашей жизни достаточно. И это вовсе не зависит от того, курит человек или нет. Если человек — мудак, то мудак он и с сигаретой и без нее.

В: Значит ли это, что ты не поддерживаешь закон о борьбе с курением? Всяческие запреты на курение в большинстве мест, ограничения на продажу и т. д. и т. п.?


О: Поддерживаю. И еще как. Более того, я считаю, что меры должны быть еще более жесткими.

В: Но это же противоречит тому, что ты только что говорил!


О: Не противоречит. Совсем. Я повторюсь. Я совершенно нейтрально отношусь к решению того или иного индивидуума курить. Кроме собственных близких. Их я буду стараться убедить в необходимости отказаться от курения. Я совершенно спокойно отношусь к табачному дыму и могу находиться в курилке, когда там находятся курящие. Но я буду стараться оградить от табачного дыма своих детей, например.

Т. е. я не борец с курением в глобальном смысле. Но в своем «близком кругу» — да, я борюсь с курением, в том числе используя свой опыт и знания. А вот с курением всех остальных граждан пусть борется государство. Ну, или не борется. Ему (государству) решать.

Но если оно действительно решило бороться, а не пилить бюджет на пропаганде здорового образа жизни (что курильщику — как мертвому припарка), то должны быть запреты и запреты жесткие. Если государство хочет вынудить курильщиков отказаться от этой привычки, то оно, увы, вынуждено будет прибегать именно к таким мерам. Ибо никаким другим образом этого добиться не удастся.

Я достаточно подробно писал об этом, когда вступивший уже в силу закон только начинал обсуждаться в качестве законопроекта. Разъяснял свою позицию — почему. Если вкратце — то основываясь на собственном опыте я доподлинно знаю, что никакая пропаганда здорового образа жизни (я дважды читал книжку Алена Карра), не сможет заядлого курильщика заставить бросить, так же эффективно, как внешние ограничения. У меня эти внешние ограничения (не связанные с законодательством) действовали более суток, с учетом иных факторов, будем считать двое суток, но именно им, а не книжке Карра удалось включить мой мозг и наглядно продемонстрировать, что я могу обходиться без сигареты. И именно им, а не книжке Карра удалось разбудить во мне червяка сомнений в отношении того, что я не способен не курить.

Поэтому да, если отталкиваться от того, что государство, как институт, которому по статусу положено думать о всех гражданах, а не только о самых близких (либо, наоборот, для которого все граждане — близкие), решило приложить усилия для того, чтобы реально стимулировать максимально возможное количество людей на отказ от курения, то я поддерживаю действия направленные именно на создание внешних ограничений для курильщиков. Ибо по собственному опыту я знаю, что это есть наиболее эффективный путь.

Если же государство такой задачи себе реально не ставит, то лучше ничего не делать, пусть остается как есть. Ну или пусть пилит бюджет на пропаганде здорового образа жизни. Зато Навальному будет чем заняться.

В: Но ведь курильщики считают, что это ограничение их свободы выбора


О: Ну, так никто им не запрещает курить вообще. Только в строго отведенных местах и только по строго установленным правилам. И у курильщика остается право выбрать из трех (как минимум) вариантов: курить в строго отведенных местах и по строго установленным правилам; курить где хочется и платить за это штрафы; бросить курить. Государство просто создает такие условия, чтобы подтолкнуть курильщика к выбору третьего пути. Не хочет? Да не вопрос. Это действительно его право и его выбор.

В: Ну, допустим. Но ты все равно так и не развеял миф о том, что бывшие курильщики завидуют курильщикам существующим. Вот как мы можем быть уверены, что все сказанное тобой, сказано не потому, что ты завидуешь этим свободным людям, которые сделали выбор в пользу курения, а ты бы хотел как и они курить, но решил запретить себе это и теперь страдаешь от отсутствия необходимого тебе никотина, а свою злобу вымещаешь в таком вот формате поддержки запретов на курение?


О: Ну, уверен может быть только Бог в том что он создал этот мир за шесть дней. И то может сомневаться, что за шесть. И создал ли. И Бог ли он. И вообще... А было ли слово?

Но вообще, конечно же я с сожалением смотрю на те времена, когда я начинал и заканчивал день мучительным кашлем, у меня болела голова, было постоянно повышенное давление, во рту кошки насрали, далее по списку, и завидую тем людям, которые не лишили себя этой радости. И я мечтаю вернуть себе все это. Но вот все как-то не могу перебороть свою зависимость и снова закурить. Поэтому остается только завидовать.

Я повторюсь еще раз. Мне глубоко наплевать на всех курильщиков мира, кроме близких мне людей. Но если кто-то типа государства Российского, решил бороться с курением, то основываясь на собственном опыте, я понимаю, что сделать это можно только за счет создания внешних ограничений.

Миф о «зависти бывших курильщиков» растет из всей той кучи других мифов, которые окружают курение, из самообмана, в который погружает себя курильщик.

«Мне нравится курить», убеждает себя курильщик, чтобы оправдать свою зависимость. И дальше делает вывод по поводу бывшего курильщика: «Он тоже курил. Ему тоже нравилось. А значит сейчас, бросив, он отказывается от того, что ему нравится. Значит он страдает. Значит он завидует мне».

«Курение повышает внимание», обманывает себя курильщик. «Значит он, бросив, стал менее внимательным, чем был тогда, когда курил. Значит он завидует мне, потому что я, куря — более внимателен».

«Курение успокаивает в стрессовых ситуациях», врет себе курильщик. «Значит он, бросив, потерял возможность успокаиваться. А у меня такая возможность есть. Значит он мне завидует».

«Курение — это наркотическая зависимость», говорит себе понимающий природу курения курильщик. «От любой наркотической зависимости нельзя вылечиться полностью. Ее можно только купировать. А значит его, бросившего, физически тянет курить. А от этого он страдает. И завидует мне, потому что я не страдаю по этому поводу».

Иными словами, возьмите любой из пунктов всего того арсенала обмана и самообмана, который используется курильщиками для оправдания своей зависимости (просто спросите курильщика, либо почитайте поистине шедевральные трактаты, написанные на тематических форумах), подставьте сюда бросившего курильщика, который потерял эту уникальную возможность, даруемую сигаретой, и вы поймете, почему по мнению курильщика бывший курильщик способен только на одно чувство в отношении курильщика нынешнего — зависть.

Только вот проблема. Учитывая, что все эти оправдания — не более чем обман и самообман, обманом и самообманом является и такой вывод. И, соответственно, миф о «зависти бывшего курильщика» — это миф, основанный на всех остальных мифах о «пользе» курения.

И, соответственно, курильщик в каждом поступке, в каждом действии, в каждом жесте и в каждом слове бывшего курильщика ищет подтверждение этого мифа. Ведь, подтвердив для себя этот миф, он автоматически подтверждает и те, на которых он основан.

Вот как-то так.

Увы, более убедительных объяснений, чем все изложенное выше плюс мое честное слово, что я не завидую курильщикам, что я не хочу закурить, что сигарета мне снится в кошмарах, а не в эротических снах, я представить не могу. И если, глубокоуважаемый курильщик, вы дочитали до этого места (в чем я лично сомневаюсь), и в вас по прежнему остается уверенность, что все написанное — это зависть, то я тут, увы, ничего не могу поделать.

 


Фотография: Национальный архив США, 1910 г.


Было время, когда подростки и дети  работали наравне со взрослыми. И конечно, вредные привычки у них тоже были — взрослыми


 

Оставить комментарий

Имя *
Фамилия *
Электронная почта *
Текст комментария
Введите капчу * d22db6ca89ea8ca110e72c0e37883383

Действие

Последние новости

22 сентября
Подведены промежуточные итоги реализации Программы социального партнерства Металлоинвеста с Курской областью

22 сентября
Глава украинского МИД рассказал о западном проекте мирного процесса на Донбассе

18 сентября
Порошенко прекратил действие договора о дружбе с Россией

18 сентября
На заводе \"Крымский титан\" подтвердили разрушение дамбы со стороны Украины

17 сентября
Раскрыто убийство пенсионера в Беловском районе

17 сентября
Курскэнерго организовало летний отдых сотрудников и их детей

17 сентября
В Курской таможне прошли учения

17 сентября
На рынке в Курске вновь нашли санкционную колбасу

17 сентября
Столичные «гастролеры» задержаны в Курске

17 сентября
Абэ напомнил Путину о территориальном споре

17 сентября
Митинг против пенсионной реформы состоялся в Петербурге

14 сентября
В Великобритании произошло очередное «громкое» отравление

14 сентября
Госдеп оценил убытки России от санкций США

13 сентября
«Ростелеком» поддержал курские «Папа-старты»

13 сентября
В Курске пройдёт Всероссийская акция «Кросс нации» 15 сентября

13 сентября
В Курске пройдёт фестиваль итальянских фильмов

13 сентября
Нарушители задержаны

13 сентября
ДТП на Союзной

13 сентября
«Ростелеком» предложил курянам смотреть кино без рекламы

13 сентября
В Железногорске компания «Металлоинвест» поощрила молодых педагогов и успешных учеников