Леонид Винцкевич: «Не рискуя, мы рискуем во сто раз больше»

31 марта 2014 (22:53)


С курским пианистом, композитором, руководителем джазовых программ Российского фонда культуры, директором фестиваля «Джазовая провинция» Леонидом Винцкевичем мы встретились накануне его дня рождения. Разговор с ним доставляет редкое удовольствие. Первое ощущение – невероятного обаяния, легкого и доброго остроумия, и в то же время – простоты. Леонид очень внимательный, душевный человек.

– Всю свою жизнь вы играете. И мой первый вопрос может вам показаться немного странным. А что вы, собственно говоря, ищете в музыке?

– Мне повезло: хобби и работа у меня совпадают, да мне еще и деньги за это платят, – смеется Леонид Владиславович. – А если серьезно, я люблю играть с такими музыкантами, с которыми могу быть искренним.. Это очень важно – быть искренним и не бояться чувств. Музыка есть некий язык, в котором я могу себя выразить много полнее, чем в словах и в поведении.

– 1 апреля вам исполнится 65 лет. Ваше имя, имя заслуженного артиста России, заслуженного деятеля искусств России Леонида Винцкевича известно не только в нашей стране, но и во многих странах мира. Вы – живая легенда!

Сейчас можете сказать, что в жизни много добились?

– Главное, чего я в жизни добился – это то, что занимаюсь тем делом, которое люблю. И скажу вам честно, у меня есть ощущение, что я в начале пути и что, может быть, самое важное впереди. Мне необыкновенно интересно жить. Всегда надеюсь, что следующий день принесет что-то новое, что увижу что-то необыкновенное.

– Вы выступали во многих странах мира, где было комфортнее?

– Там, где есть хорошие залы с хорошей акустикой и хорошим роялем, такие как Royal Festival Hall в Англии, знаменитый концертный зал Concertgebouw в Нидерландах, Friedrichstadt-Palast в Германии, оперный театр в Сарагосе в Италии, Рахманинский зал и Малый Московской консерватории имени Чайковского, Большой зал Ленинградской филармонии имени Дмитрия Шостаковича, Светлановский, Театральный, Малый залы Международного дома музыки в Москве. Могу назвать много таких комфортных мест, где есть все для исполнения музыки.

– Судя по вашему напряженному творческому графику – работа «на износ»?

– Есть хорошая поговорка: «Охота пуще неволи».

– Вы играли и в Европе, и на родине джаза – в Америке. Не было ли желания поменять место жительства?

– Поездки на крупнейшие джазовые фестивали Европы и Америки, возможность играть на одной сцене с теми, кого я боготворил, – из разряда чудес… Но я родился и живу в великой стране, в стране Чайковского, Свиридова, Шостаковича и Прокофьева. Я никогда не представлял себя вне России. Дело даже не в выгоде, которую можно получить, переехав за границу, а в том, насколько ты сам к этому готов. Ностальгия – страшная болезнь.

– Не любите комплиментов или не считаете себя мэтром?

– Одного музыканта спросили, кто самый лучший композитор. Он ответил «я». Спустя время ответ был «я и Моцарт». Скоро он передумал – «Моцарт и я». И лишь в конце жизни – «только Моцарт». В конце жизни человек судит иначе. Это забавная история, но я свою жизнь в музыке начинал по-другому. Это был путь к себе, попытка быть самим собой и стать достойным в ряду профессионалов.

– Какое чувство вы испытываете, когда думаете, что кто-то играет лучше вас?

– У меня это вызывает чувство восторга. Мне всегда интересен тот человек, который, например, мыслит не так, как я. Мир многообразен, и тем он любопытен. Никто не может сказать, что мир только у него в кармане.

– Без каких качеств нет музыканта?

– Без страсти и любви к тому, что делает. Музыкант должен быть влюблен в свое дело. Меня всегда восторгают люди, которые готовы тратить все силы для того, чтобы получился максимальный результат.

– Что же такое, по вашему мнению, джаз? Только всплеск эмоций?

– Всплеск эмоций – это не так мало. Но джаз – это еще и музыкальный запас исполнителя, его талант. В джазе ты автор и исполнитель в одном лице. Джаз – это импровизация, это мгновение. Этот жанр можно сравнить с какими-то удивительными цветами, которые цветут несколько минут, или с определенным настроением, которое у тебя только здесь и сейчас. Что-то подобное происходит и в джазе, есть что-то на века, а есть то, что для тебя очень важно. Вся жизнь состоит из сиюминутных мелочей. И если ты не один, а в дуэте, или втроем, вчетвером, или это биг-бенд – еще больше подстегивает, когда мы вместе играем. В джазе есть, в хорошем смысле, соревновательный дух: сыграть более выразительно, более проникновенно, более эмоционально.

– Джаз – это импровизация, а жизнь ваша подчинена расписанию?

– Подчинять свою жизнь плану очень непросто. Мне проще принимать решения не умом, а волей чувств, эмпирически.

– Трудно поверить, ведь благодаря только вам на свет появился джазовый фестиваль. И где? В провинции! Не боялись рисковать?

– Как сказал Марк Аврелий, вся проблема в том, что, не рискуя, мы рискуем в сто раз больше. Я очень рад, что на мою малую родину приезжают музыканты, имена которых известны всей планете. Радуюсь тому, что мой родной город Курск теперь знают, по крайней мере, тысячи человек. Рад тому, что таким образом молодое поколение приобщается к прекрасному – к музыке, и чувствовать себя полноправной частью мира.

– В чем вы находите вдохновение, что вас удивляет?

– Сама жизнь и есть источник творчества. Природа, живопись, люди, которые меня окружают. Абсолютно все. Меня вдохновляют прохожие: идущая навстречу мама со своим карапузом, влюбленная парочка… Я обожаю весну!

Время, когда все просыпается! Я благодарен за каждый день, за эту гармонию, за то, что руки и ноги целы, все живы и здоровы, можно радоваться красоте и заниматься своим любимым делом, радоваться успехам своих детей: сына Николая и дочери Марии. Маша – прекрасный дизайнер.

Вот уже на протяжении более чем 20 лет оформляет наши афиши, буклеты, диски. И когда кто-то, не зная, что эта работа моей дочери, восторженно спрашивает: «Чей же это дизайн?», мне как отцу очень приятно это слышать.

Я благодарен ей за то, что, воспитывая троих детей, она успевает оформлять спектакли в Москве и заниматься дизайном наших дисков, буклетов. И очень горжусь тремя внуками, которых нам подарила Машенька.

Сын увлекается джазом. Он саксофонист. Могу сказать, что Николай занимает достойное место среди представителей молодого поколения российских джазовых музыкантов. Он выступал с такими известными джазовыми исполнителями, как Лайонел Хэмптон, Игорь Бутман, Алексей Кузнецов и многие музыканты России, Европы и Америки. Сегодня мы играем в таких группах: «Новое искусство», «Винцкевич-Тейлор Проект», «Vision of Sound» солистов ансамбля «Арсенал». В ноябре 2013 года Николай стал финалистом престижного Международного конкурса «Made in New York Jazz Competition» (США), в котором принимали участие 16 тысяч музыкантов. В мае в Нью-Йорке будет участвовать в финальных концертах этого конкурса.

– Кто-то из ваших братьев и сестер стал профессиональным музыкантом?

– Одна из старших сестер – профессиональная пианистка. Долгое время работала в Горьковской консерватории. Сейчас преподает в Курском музыкальном колледже имени Георгия Свиридова. Другая сестра была самой талантливой из всех нас, но болезнь распорядилась по-другому… Старший брат хорошо играл на гитаре, но выбрал путь профессионального врача. Младший брат Сергей – известный бас-гитарист. С ним мы вместе выступали и выступаем на многих фестивалях в стране и за рубежом. Он один из тех, кто принимал участие почти во всех «Джазовых провинциях». Часто и много говорят обо мне, но все серьезные работы мы сделали вместе с ним. Нашу музыку оценивали не только в России, но и в Европе со знаком плюс.

– Вы женились, когда ...

– Когда мне было 18 лет. Это был первый серьезный шаг в моей жизни, который во многом определил мое серьезное отношение к профессии музыканта. Жена Вероника была блестящей пианисткой и человеком, который любит музыку и разбирается в ней. Она прекрасно понимала все проблемы, которые стояли перед начинающим музыкантом.

Эта встреча была для меня важной еще по одной причине: в один день я понял, что должен занять достойное место в этой жизни. Вначале это было важно только для меня, а чуть позже по той причине, что за мной уже была семья: супруга, дети, за которых я в ответе. По прошествии многих лет я понимаю, что это был подарок судьбы. Вместе уже почти полвека… Конечно, я счастливый человек.

– Вы чего-то в жизни боитесь?

– Нет, я стараюсь вообще об этом не думать. Может, конечно, чего-то и боюсь, пока не знаю. И слава Богу. Лучше не говорить, что вы чего-то боитесь, – тем самым вы формируете этот страх. Любая фобия – это невроз, зажим, а человек должен быть абсолютно свободен.

– Можете назвать вашу самую отличительную черту?

– Считаю, что у меня их две: Авантюрность и ответственность. Авантюрность в принятии решений, ответственность за принятые решения.

– Есть вещи, которые вы не любите?

– Очень не люблю интриганство. Люди наделены даром членораздельной речи. Этим надо пользоваться. И если возникает какой-то конфликт – в творчестве, в политике, где угодно, всегда можно понять, в чем состоит проблема, и договориться, а не мутить воду. Не люблю, когда люди врут. Родители всегда говорили: «Главное в жизни – не врать. Ни себе, ни другим».

– Что для вас очень важно?

– Не бояться совершать поступки, о которых могут сказать: «И не стыдно ему? Седой человек, а ведет себя, как ребенок». Не всегда удается вести себя так, как хочется. Голова на плечах – вещь хорошая, но как же порой она нам мешает! Понимаете, законы природы куда мощнее и мудрее нас. Мы что-то скрываем, вуалируем, придумываем имидж, а это ведь все идет от слабости, от беспомощности, неумения...

– Когда и как предпочитаете отдыхать?

– Люблю отдыхать тогда, когда не могу уже ничем заниматься. В правильное состояние меня приводит только природа, одиночество и окружение близких. Природа – это совершенное создание, которое убирает все негативные вещи. Поэтому, когда наступает то состояние, при котором ты уже ни на что не способен, ни на музыку, ни на решения, я сажусь на велосипед и уезжаю за город. И скажу вам честно, происходит удивительное дело – возникает ощущение, как будто мне 15 лет и все еще впереди, и времени еще т-а-ак много!

– Вы в приличной форме. Что-нибудь делаете специально, или конституция такая?

– Есть такое хорошее слово – сдержанность. Сдержанность во всем. Это элементарный профессионализм. Как сказал немецкий поэт Гете: «Жизнь есть движение!»

– Читать книги любите?

– Люблю. Мне нравятся произведения Булгакова, Гоголя, Достоевского. Обожаю Ивана Бунина. Я пришел к выводу, что надо перечитывать великие произведения.

– Вам интересно знать сегодня, что будет завтра, послезавтра?

– Завтра и послезавтра будет постижение глубин удивительного мира музыки.
Леонид Винцкевич родился в многодетной семье, где было пятеро детей: три брата и две сестры. В доме только музыкальные инструменты и места, где можно спать. Поэтому вопрос «будешь ты заниматься музыкой или нет» никогда не стоял.

Когда ребенку исполнялось 7 лет, мама и папа отправляли его в музыкальную школу, считая, что это самая важная часть образования. Вся семья любила музыку. Дед Викентий Фомич еще до революции объездил всю Европу с виолончелистом Григорием Пятигорским. Отец Владислав Викентьевич был профессиональным музыкантом, скрипачом, играл в Государственном симфоническом оркестре Украины в Харькове. Участвовал в конкурсах вместе с артистом Большого театра Юлием Реентовичем, получал первые премии. Мама Елизавета Евгеньевна, по профессии хирург, очень любила музыку и хорошо пела. Поэтому в их доме частыми гостями были музыканты.
Однажды в гости к Винцкевичам пришел дирижер местного симфонического оркестра Федор Васильевич Гольцев, который был в приятельских отношениях с отцом Владиславом Викентьевичем.

Взрослые говорили о музыке, о чем-то рассуждали. А потом Федор Васильевич взял на фортепиано какие-то аккорды, которые прозвучали удивительно красиво. Маленький Леня попросил повторить, но взрослым уже было не до него. Мальчишка тут же уселся за фортепиано, пытаясь извлечь такие же красивые звуки… После той встречи Леонид понял, что музыка – это очень важный для него мир. И конечно, когда ему исполнилось 7 лет, пошел учиться в музыкальную школу по классу фортепиано.

Начальное классическое музыкальное образование Леонид Винцкевич получил в Курске, а далее закончил Казанскую консерваторию и получил диплом концертного исполнителя. Джазом увлекся лет в 12. Вначале исполнял и классическую музыку, и джазовую, но только после 30 лет принял решение посвятить себя джазу.
 

Источник: «Курская правда» №33 от 28 марта 2014 года

Оставить комментарий

Имя *
Фамилия *
Электронная почта *
Текст комментария
Введите капчу * 6546c53a5d871ea902224cd9e6020d39

Действие

Последние новости

22 сентября
Подведены промежуточные итоги реализации Программы социального партнерства Металлоинвеста с Курской областью

22 сентября
Глава украинского МИД рассказал о западном проекте мирного процесса на Донбассе

18 сентября
Порошенко прекратил действие договора о дружбе с Россией

18 сентября
На заводе \"Крымский титан\" подтвердили разрушение дамбы со стороны Украины

17 сентября
Раскрыто убийство пенсионера в Беловском районе

17 сентября
Курскэнерго организовало летний отдых сотрудников и их детей

17 сентября
В Курской таможне прошли учения

17 сентября
На рынке в Курске вновь нашли санкционную колбасу

17 сентября
Столичные «гастролеры» задержаны в Курске

17 сентября
Абэ напомнил Путину о территориальном споре

17 сентября
Митинг против пенсионной реформы состоялся в Петербурге

14 сентября
В Великобритании произошло очередное «громкое» отравление

14 сентября
Госдеп оценил убытки России от санкций США

13 сентября
«Ростелеком» поддержал курские «Папа-старты»

13 сентября
В Курске пройдёт Всероссийская акция «Кросс нации» 15 сентября

13 сентября
В Курске пройдёт фестиваль итальянских фильмов

13 сентября
Нарушители задержаны

13 сентября
ДТП на Союзной

13 сентября
«Ростелеком» предложил курянам смотреть кино без рекламы

13 сентября
В Железногорске компания «Металлоинвест» поощрила молодых педагогов и успешных учеников